Аптека Сообща Форум

Новосибирская областная общественная организация ветеранов-пенсионеров войны, труда, военной службы и правоохранительных органов (Областной совет ветеранов)

Общественно-информационный портал
24 сентября 2017 Просмотров: 450 Комментарии: 0
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд ( Пока оценок нет )
Размер шрифта: AAAA

СОВЕТСКО-КИТАЙСКИЙ КОНФЛИКТ (1929)

 

Совершенно понятно стремление китайцев вернуть КВЖД, хотя никогда до советско-китайского соглашения 1924 г. на равных правах с Россией китайская сторона дорогой не распоряжалась.

С точки зрения международного права решать вопрос о передаче дороги советской стороной Китаю надо было на основании соответствующих статей Пекинского и Мукденского договоров, ведь не менее естественным было желание СССР (как правоприемника Российской империи в этом отношении) хоть сколько-нибудь компенсировать колоссальные материальные затраты на сооружение КВЖД.

Видя стойкое нежелание нанкинских властей мирным путем решить конфликт, советское правительство пошло на вынужденную меру — объявило в ноте от 17 июля 1929 г. о разрыве дипломатических отношений с нанкинским правительством.

Все советские дипломатические, консульские и торговые представители, сотрудники администрации КВЖД были отозваны из Китая, а китайским дипломатам было предложено немедленно покинуть пределы СССР.

Также было принято решение прекратить всякую железнодорожную связь между Китаем и СССР.

В то же время союзное правительство заявляло, что оставляет за собой все права, вытекающие из Пекинского и Мукденского соглашений 1924 г.

Одним из первых попыталось вмешаться в советско-китайскую борьбу за КВЖД фрацузское правительство.

Так, уже 19 июля 1929 г. французский министр А. Бриан предложил полпреду СССР В.С. Довгалевскому посредничество Франции для урегулирования советско-китайского конфликта.

Такое же предложение передал Карахану французский посол в Москве Эрбетт 21 июля.

Однако советское правительство было категорически против участия в разрешении конфликта третьих стран.

Но, не желая обострять и так не простые отношения с Францией, НКИД вышел из положения, отказавшись от переговоров с Китаем при посредничестве парижских дипломатов, «ввиду отказа китайских властей восстановить нарушенную ими правовую базу, представляющую необходимую предпосылку для соглашения согласно ноте советского правительства от 13 июля».

Не остались в стороне и США. 25 июля американский госсекретарь Г.Л. Стимсон обратился к правительствам Англии, Франции, Италии, Японии и Германии с меморандумом, излагавшим план коллективного вмешательства этих держав в конфликт на КВЖД.

Он предложил создать согласительную комиссию из представителей 6 великих держав с возложением на нее задачи изучить суть советско-китайского конфликта и выработать программу его урегулирования. Англия, Италия и Франция поддержали предложения правительства США. Япония и Германия отказались участвовать в намечаемых коллективных действиях.

В конце лета 1929 г. советско-китайские отношения обострились до предела и были поставлены на грань войны.

Несмотря на продолжительные попытки советской стороны уладить возникшие проблемы мирным путем, только военное вмешательство СССР позволило в конце концов разрешить конфликт.

Китайский историк Сон До Чжин утверждает, что СССР пошел на силовой вариант разрешения проблемы КВЖД из-за «желания наказать Чан Кайши за его антикоммунизм и антисоветизм».

Анализ дипломатических документов показывает, что СССР все же пытался на самом деле найти мирные средства для урегулирования конфликта. Главным для СССР было стремление сохранить и упрочить международный авторитет, восстановить деятельность КВЖД на принципах Пекинского и Мукденского соглашений, прекратить преследования советских граждан в Маньчжурии и военные выступления белогвардейских отрядов на советско-китайской границе.

Только в 20-х числах ноября, когда китайская армия в Маньчжурии совсем утратила боеспособность, Нанкин, не получив конкретной поддержки Запада, вынужден был просить мира.

21 ноября сотрудники советского генконсульства в Харбине (Кокорин и Нечаев) были привезены китайскими властями на ст. Пограничная.

Цай Юньшэн передал через них официальное заявление о полученных им от мукденских и нанкинских властей полномочиях для немедленного открытия переговоров по урегулированию конфликта.

На следующий день агент НКИД в Хабаровске А. Симановский передал через Кокорина, вернувшегося в Харбин, письменный ответ с предварительными условиями советской стороны, при немедленном выполнении которых СССР был готов участвовать в советско-китайской конференции по урегулированию ситуации на КВЖД.

Условия были прежние — изложенные в нотах советского правительства от 13 июля и 29 августа: официальное согласие китайской стороны на восстановление существовавшего до конфликта положения на КВЖД; немедленное восстановление в правах Управляющего и помощника, назначенных советской стороной; освобождение советских граждан.

27 ноября Чжан Сюэлян прислал в Москву телеграмму о «своем принципиальном согласии» с этими условиями .

Правда, 26 ноября представитель нанкинского правительства в Лиге Наций пытался поднять вопрос об «агрессии» СССР, однако поддержки не получил.

Даже представитель Англии, в целом занимавший враждебную СССР позицию, высказался против вынесения этого предложения на рассмотрение Лиги Наций .

29 ноября правительство Чан Кайши, пытаясь сорвать переговоры Чжан Сюэляна с советскими представителями, внесло новое предложение — создать «смешанную комиссию» по расследованию обстоятельств конфликта с председателем — «гражданином нейтральной страны».

Эта попытка была предпринята Чан Кайши в надежде добиться участия в советско-китайских переговорах представителей западных держав, но оказалась неудачной.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *