Новосибирская областная общественная организация ветеранов-пенсионеров войны, труда, военной службы и правоохранительных органов (Областной совет ветеранов)

Общественно-информационный портал
13 апреля 2020 Просмотров: 262 Комментарии: 0
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Размер шрифта: AAAA

«САГА О РОДЕ И РОДИНЕ» — НОВАЯ КНИГА НОВОСИБИРСКОГО ЖУРНАЛИСТА ТАТЬЯНЫ ИВАНОВОЙ. ЭЛЕКТРОННАЯ ВЕРСИЯ КНИГИ БУДЕТ РАЗМЕЩЕНА В РУБРИКЕ «CИБИРСКИЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ КОНКУРС»

ЭТО БЫЛО С НАРОДОМ И СО СТРАНОЙ.

ЭТО БЫЛО С МОЕЮ СЕМЬЕЙ…

 

МОГЛА ли я в 2013 году, отправляя свой первый запрос в архив Великого Устюга с  просьбой сообщить, нет ли у них сведений о том, кто был отцом моего прадеда – священника Патрушева Григория Максимовича, представить, во что выльется мое праздное пока любопытство?

А между тем ответ, поступивший оттуда, на целых пять лет изменил и меня, и мою жизнь, и мое представление о себе, дав начало многолетней исследовательской работе. Благодаря своим поискам я узнала имя не только прапрадеда, но и прапрапра – и так семь колен! Я погрузилась в прошлое, и оно оказалось захватывающе интересным! Мои незнакомые предки были рядом со мной, я сопереживала и страдала вместе с ними. И у меня возникло ощущение сопричастности к событиям ушедших лет, к тому, что происходило в стране в те или иные годы.

В этой книге все – правда. В ней нет ни одного слова вымысла, писательских додумок, здесь все основано на архивных материалах, на письмах моих родных да на семейных преданиях.

Почему я, написав историю своего рода, решила, что она может быть интересна не только моей семье, почему я хочу, чтобы эту книгу прочитали и вы? Да потому, что предки мои были самые обычные люди невысокого чина и звания и жили жизнью самых простых людей и то, что происходило с ними, происходило с миллионами граждан. В судьбе моего рода как в капле воды отразилась история страны, история народа.

Исследуя судьбы неведомых мне родных, я переживала самые высокие эмоции: отчаивалась, радовалась, негодовала, скорбела. Может быть, и вы, читая эти строки, сумеете почувствовать то, что прочувствовала я, пять лет собирая по крохам материалы для этих страниц. Это было нелегко. Ведь только по электронной почте я отправила 1250 запросов и писем в разные инстанции. И это не считая телефонных звонков и почтовых оправлений! Я съездила и по местам жизни моих родных: в Омскую, Новосибирскую, Томскую, Вологодскую и Петропавловскую области. Я хочу сказать отдельное спасибо моей семье, которая поддерживала меня и сопровождала в ряде поездок. Это мой двоюродный брат Михаил Зрелов, моя дочь Светлана Дроздова, мой внучатый племянник Александр Ключников.

Теперь, изучив происхождение своего рода на три века вглубь, я как бы прикоснулась к бесконечному потоку истории и стала ощущать себя богачом: ведь я владею бесценными сокровищами ушедшего времени! Читайте эту историю, и, я думаю, вы сумеете вместе со мною ощутить и поступь времени, и грозность эпохи и узнать, как могут быть благородны и высоки самые простые люди и как они же могут быть подлы и низки…

И вот ведь еще что удивительно: после того как узнала, кто были мои предки, я поняла многое и в себе. Так, я открыла, что все то, что во мне есть, заложено моим родом, и что я сама – часть своей родословной! И мне думается, что и каждый человек на уровне подсознания несет в себе смутную память о том, что думали и о чем волновались его предки. И я присоединяюсь к высказыванию классика, что душа человека не взялась из пустоты, она – отголосок многоголосого хора наших родовых предшественников. Каждый из нас не сам по себе, не просто человеческая единица, а порода – достойная, славная, благородная или гнилая, никудышная…

Теперь я уверена, что ушедшие от нас в другой мир наши пращуры выполняют роль наших ангелов-хранителей. Вспоминая о них, мы как бы протаптываем тропинку, по которой может прийти их помощь. И чем чаще мы о них вспоминаем, тем больше потенциал сил, хранящих нас. Я успела убедиться в этом воочию.

В заключение своего предисловия я хочу выразить огромную признательность и благодарность директорам: Новоцарицынской средней школы Вере Васильевне Рыжковой, Белослудской средней школы Любови Викторовне Хабаровой, Уфтюгской средней школы Наталье Савватеевне Михайловой; директору музея Краснодарской фельдшерской школы Светлане Николаевне Мащенко, краеведу Петропавловска Мелехиной Лидии Матвеевне, историку из Петропавловска Сергею Федоровичу Шатилову, директору Томского музея НКВД Василию Ханевичу, моим далеким родным из Брянской области Воеводиным, сотрудницам петропавловской газеты «Петропавловск.news» и Кормиловского музея, иерею Омской митрополии Вячеславу Суховецкому и особенное спасибо сотрудникам архива Омской области и архива Великого Устюга за те помощь и содействие, которые они мне оказывали в работе над книгой.

Хорошего вам чтения!

Татьяна ИВАНОВА,

журналист.

 

ИЗ КНИГИ ТАТЬЯНЫ ИВАНОВНЫ ИВАНОВОЙ…

ВЕСТИ С ИСТОРИЧЕСКОЙ РОДИНЫ

Наши дальние родные, жители Горожанки, о себе и своем селе

МЕСТО, где мы жили в Горожанке, было на берегу реки Городня, и, по словам дедушки, Белимовы жили там больше двухсот лет. Село было большое: после революции насчитывалось более 600 домов. И если посчитать, что в каждом доме было не менее десяти человек, то уже выходит тысяч шесть населения.
Земли у нас неплодородные (песок). Люди уезжали в Сибирь, как ваш дедушка. Вокруг образовывались хутора и деревни из горожанцев. Мой прадед крестьянствовал, держал скот и работал на земле.
Дедушка в Первую мировую войну попал в плен и находился там семь лет. У него было три сына и две дочери, младший сын Василий запомнился всем односельчанам своим острым умом.
Лет в двенадцать он услышал, что родственники в Сибири живут очень хорошо, сел на поезд и поехал. В Москве его сняла с поезда милиция, привела в отдел, но он сказал, что отстал от родителей, которые едут в Сибирь, и назвал село. В этот момент туда зашел мужчина, как выяснилось, тоже из Горожанки. Милиционер спросил у мужчины, знает ли он его. Тот сказал, что отца знает, но не слышал, чтобы он уехал в Сибирь. Но паренек убедил обоих, и милиционер, взяв подписку от мужчины, отправил с ним и парня. Приехав в Сибирь, он написал письмо родителям, где во всем великолепии расписал, как там живут. Дедушка вместе с семьей поехал за сыном. Это был, по словам матери, 1939 год, а в 1941 году дедушка в метель заблудился и чуть не замерз.
Поэтому весной 1941 года, забрав мою мать (младшую дочь), вернулся назад в Горожанку, вслед за ними приехали остальные. Как оказалось, он вернулся за своей смертью.
Дело в том, что с началом войны повсеместно по нашему краю начали образовываться партизанские отряды, в состав которых входили мирные жители, в основном молодежь. В брянских лесах партизаны вели борьбу с врагом. Находились в партизанском отряде и два моих брата, а на фронте воевал самый старший из братьев, Андрей, 1907 г. р. Младший из братьев, Иван, по  уговорам и просьбам мамы остался дома с родителями.
20 июля 1942 года в село вошли каратели (венгры и румыны), специально присланные для борьбы с партизанами. Мирных жителей собрали в центре села. Некоторых убили тут же, обвинив их в связи с партизанами. Остальных под конвоем автоматчиков повели в пересыльный лагерь, находившийся неподалеку от С-Буды, в поселке Свердлово, где и оказались Михаил Воеводин, которому в ту пору было четырнадцать лет, и одиннадцатилетняя Прасковья Белимова с родителями, сестрой и братом. Через несколько дней мужчин и подростков начали вызывать на допросы. Группами по несколько человек их уводили из лагеря полицаи. Не все возвращались назад. Односельчан-подростков, которым в ту пору было четырнадцать-шестнадцать лет, каратели сочли партизанами и решили расстрелять. В «черный» список попал и Петр Филиппович Белимов. Кто-то донес фашистам, что в партизанском отряде находятся два его сына.
25 июля 1942 года 14 жителей с. Горожанка полицаи повели на расстрел. Место для казни выбрали в лесопарке «Мирщина», неподалеку от старого стадиона. Приговоренным к смерти дали лопаты и заставили собственноручно выкопать могилу…
Среди расстрелянных оказался и мой дед. А деревню Горожанку каратели полностью сожгли, и в ней не осталось ни единого дома с довоенных времен!
После войны на территории лагеря сделали парк…
А наш отчаянный Василий не мог оставаться в стороне. Во время войны он, будучи подростком, собирал оружие и относил в партизанский отряд, занимался разминированием села, снимал мины и сдавал партизанам. Командир партизанского соединения Сабуров хотел перед строем принять его в свой отряд, но за две недели до прихода в Горожанку Сабурова он подорвался на мине (отец мой говорил, что там было четыре мины, он две снял, а третью не смог и подорвался на них). Документ о том, что он был зачислен в отряд Сабурова, находился у нас всегда дома, но в 1990-х годах мать сдала его в местный музей, где он исчез, хотя, когда понадобилась справка, что мать была из партизанской семьи, из архива партизанского соединения подтверждение пришло. Василий – настоящий герой, о нем писали газеты. Старший брат матери, который родился до революции, работал бригадиром в колхозе и пропал без вести в 1941 году. Бабушка осталась с двумя дочерьми. Вот такая история.
Я помню погибших родных: Белимов Петр Филиппович (1887 г. р.), Белимов Иван Петрович (1925 г. р.), Белимов Петр Филиппович (1887 г. р.), Белимов Иван Петрович (1925 г. р.), Белимов Максим, Белимов Василий, Белимов Андрей.

                                         Прасковья Петровна Белимова,

жительница  поселка Горожанка Суземского района.

  

А вот что вспоминает Михаил Воеводин, тоже из семьи Белимовых: 

«Добрый вечер, хотя у вас уже глубокая ночь. Прочитал ваши воспоминания о семье, больнее всего бывает несправедливость. Многое пришлось пережить вашим родным. У моих родных не было большой обиды на советскую власть, хотя тоже было многое, о чем не хотелось бы вспоминать. Прадед по линии отца (Воеводин) работал на помещика в Горожанке (сейчас называют место, где находилась усадьба помещика, Сашкин сад, в память об огромном саде, там же, в саду, находилась мастерская, где изготавливали бочки). Вот прадед и делал бочки у него. Зарплата была очень хорошая, поэтому прадед сельским хозяйством не занимался.
Дети его все были грамотные, после революции старший сын работал ревизором на железной дороге, а мой дед – контролером, были у них свои дома в Горожанке, а в Суземке дом на двоих с братом дала железная дорога. Жили они неплохо, пока все не перечеркнула война.
В самом начале войны дед погиб под Брянском, самолеты разбомбили поезд. Затем месяца через два авиабомбой разнесло дом в Суземке, он находился рядом с железной дорогой, и поэтому семья отца вернулась в Горожанку.
После того, как каратели сожгли Горожанку, людей погнали в пересыльный лагерь в С-Буду (Украина). По дороге полицаи избили мать отца вместе с грудной дочкой на руках, дочка сразу умерла. Бабушку моего
отца застрелили каратели, когда она скрывалась в лесу. После освобождения те, кто остался в живых, вернулись на пепелище. Наступила уже осень, вот и пригодились  тогда подвалы помещика: в них зимовали…

(Полная электронная версия книги будет размещена в рубрике «Сибирский литературный конкурс»)

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *