Новосибирская областная общественная организация ветеранов-пенсионеров войны, труда, военной службы и правоохранительных органов (Областной совет ветеранов)

Общественно-информационный портал
09 августа 2020 Просмотров: 417 Комментарии: 0
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Размер шрифта: AAAA

2. ОНЛАЙН-ПУТЕШЕСТВИЕ В МИР ТВОРЧЕСТВА ВЕНИАМИНА КАРПОВИЧА ЧЕБАНОВА. ЧИТАЙТЕ ОЧЕРК СИБИРСКОГО ПИСАТЕЛЯ АЛЕКСАНДРА МИХАЙЛОВИЧА МИНЧЕНКОВА О ХУДОЖНИКЕ-ФРОНТОВИКЕ

Посвящается  75-летию  Великой  Победы

 

 

ПРЕДСТАВЛЯЕМ ЧИТАТЕЛЯМ, ПОСЕТИТЕЛЯМ   НАШЕГО САЙТА, ОЧЕРК  ПИСАТЕЛЯ АЛЕКСАНДРА МИНЧЕНКОВА  О  ХУДОЖНИКЕ-ФРОНТОВИКЕ  — ВЕНИАМИНЕ КАРПОВИЧЕ ЧЕБАНОВЕ

ЧЕЛОВЕК С БОЛЬШОЙ БУКВЫ

 Вениамин Карпович Чебанов перед войной любил работать кистью – рисовал, а во время войны он взял в руки оружие… Трудно представить, что перенёс он в Великую Отечественную, но выжил, а вернувшись с Победой, стал знаменитым художником. Писал иллюстрации к книгам и картины на военную тему.

«Моё место на передовой»

25 августа 1925 года на Украине в селе Воссиятское родился мальчик, и нарекли его Вениамином. В 1935 году родители переехали в Новосибирск. Закончил семилетку и стал трудиться на станции Инская.

Началась война. А раз война, то и решил юноша стать курсантом пехотного училища. Прилежно изучал военное дело, меж делом увлекался любимым делом — изобразительным искусством. Нравилось рисовать и, обучаясь в школе и в училище, оформлял агитационные стенды. А 9 ноября 1944 года Вениамина Карповича отправили на фронт командиром стрелкового взвода на 1-й Украинский фронт.

Уговаривало его руководство остаться в училище, мол, у тебя талант художника, а ты рвёшься в бой. На что отвечал Чебанов: «Нет, моё место на передовой, ведь меня выучили на командира и я должен им быть! Что ж меня зря учили?»

Война

В зимнюю ночь 11 января 1945 года командиру взвода Чебанову не спалось. Смотрел с тревогой в сторону реки Висла. Видел, что и бойцы подразделения, несмотря на предыдущие бессонные дни в боях, не смыкали глаз — впереди форсирование реки. К тому же на данном участке фронта большие вражеские скопления на оборудованных ими позициях.

Враг не собирался сдавать укреплённых рубежей. Однако натиск советских войск противостоял и разрушал укрепления врага, нанося ему потери, но к всеобщей беде утраты несли и красноармейские части.

Вениамин Карпович вспоминал: «Солнце только начало было подкрадываться к горизонту, чтобы показать свои первые лучи, как тут внезапно разом и мощно загромыхали взрывы на вражеской территории — то были взрывы снарядов наших артиллерийских орудий, начавших огневое воздействие по позициям немцев. Земля вздрагивала, рвалась на куски. Рассвет, будто замер, казалось, он вовсе и не наступит. Так продолжалось несколько минут. А по сигналу ракеты бойцы взвода ринулись в бой. Глубокий снег и бежать трудно. Кто кубарем, кто волчком перекатывались к берегу. Но тут новая и куда более коварная преграда — лёд Вислы колотый от «заботливо» нанесённых врагами взрывов. Сплошная полынья, наполненная льдом. Немцы открыли автоматный и пулемётный огонь, часто работали и миномёты, ища свои жертвы. Одно радовало — западный берег крутой и мешал фашистам вести эффективную стрельбу. Фашисты сплошным огнём не позволяли бойцам поднять головы и атака захлебнулась…»

«Но вскоре в поддержку батальона «катюши» открыли залпы, и огненные стрелы накрыли противника, — рассказывает бывший лейтенант Чебанов. — Такой шквал возмездия воодушевил бойцов, и они с новой яростью кинулись в атаку. А вокруг вздрагивала земля от взрывов. Немцы, оправившись от шока, возобновили канонаду из сохранившихся орудий. Первые вражеские траншеи заняли сходу. Второй рубеж следом, но уже при поддержке самоходок. Атака на занятие третьей немецкой линии обороны была сложной, при отчаянном сопротивлении врага и без поддержки орудийных расчётов — фашисты фаустпатронами вывели из строя все самоходки…»

Вот тут сердце молодого командира Чебанова обливалось кровью — во взводе осталось двадцать три бойца. «Сколько потерь? И как не прискорбно они неизбежны… Жалко парней — погибли в расцвете сил. Война, будь ты трижды проклята!..» 

Не предполагал Чебанов, что через неделю и сам будет ранен. 22 января при освобождении польского хутора, оказавшись вблизи разорвавшегося снаряда, получил контузию. Медсанбат. «Приковали» молодого командира взвода к койке. Врачи на фронте делали почти невозможное, ставили в строй раненых, возвращали к жизни тех, кто одной ногой был на том свете. Лёжа на кровати, терпеливо переносил боль и Чебанов. Восемь дней тянулись для него словно вечность, не терпелось  вернуться в родную роту. И наконец-то — поставили на ноги! 

А стрелковый полк за эти дни с боями ушёл вперёд. Догонял его Чебанов с большими трудностями, где на перекладных, а больше пешком, по дороге спрашивал, где дислоцируется штаб 59-й армии.

Как же был рад комбат, увидев возвратившегося лейтенанта. И с ходу: «Принимай свой взвод и вдобавок назначаю тебя своим заместителем».

  Теперь из свежего пополнения на взводного смотрели двадцать новобранцев. Необстрелянные призывники, не знающие что такое война, не испытавшие ужаса, который витает над полями сражений и той смекалки, что помогает выжить в трудные минуты.

Подошли к Одеру и сходу получили приказ: форсировать реку и оттеснить врага, обеспечив продвижение других воинских частей.

Чебанов вспоминал: «Смотрел на реку — последний крупный водный рубеж, открывающий путь на Берлин. Начало февраля, но ледового покрова нет — разбит снарядами вдребезги. Сапёры принялись готовить плавсредства. Наступила ночь. Кромешная мгла, с неба непрестанно сыпал снег с дождём, зябко и сыро, река неспокойная, покрыта густой шугой. Немцы не предполагали, что русские сунутся в такую ужасную тьму с осадками и коварную реку. Но как раз под покровом такой ночи батальон успешно переправился и рассредоточился на вражеском берегу. Ворвались в немецкие траншеи и заняли их укрепления. А впереди виднелись постройки города Гляйвиц, они выглядели угрюмыми, заброшенными…»

А дальше опять атаки и ожесточённые бои. Фашисты отчаянно сопротивлялись. Во взводе полегло несколько бойцов, серьёзное ранение получил и Чебанов. Превозмогая боль, передал командование взводом старшине, а сам, отказавшись от помощи, пополз в медсанбат.

Тело отяжелело, в голове туман. «Нет, надо продвигаться, ползти, иначе…» — вспоминает Вениамин Карпович.

Но бдительный враг, засевший на кирхе, заметил ползущего русского раненого и открыл стрельбу. Одна за другой рядом разорвались две мины.

«Ну, третья мина накроет», — обречённо думал Чебанов и приготовился к гибели. Но приметил впереди воронку от снаряда и, собрав последние силы, завалился на её дно, и тут рванула мина. Решил: «Всё, воронка станет моей могилой».

Но ни то ни другое не случилось — взводного подобрали артиллеристы. Сознание вот-вот могло отключиться, но понимал: «Вынесли, а значит спасут».

Госпиталь. Снова «прикован» к постели и уже надолго. Лежать был вынужден всё время на животе и это угнетало. Помогал отвлекаться от недуга и отчаяния том Александра Сергеевича Пушкина, чудом оказавшийся в руках взводного. Книга была неполной, отсутствовали первые и последние страницы. Читал, а вернее перечитывал с упоением, особо поэму «Братья-разбойники». Многое выучил наизусть.

Прошло полтора месяца, а Чебанов волновался: наши где-то под Берлином, а я тут. Не дело. И выпросился к выписке.

Во второй раз предстояло догонять свою часть. Добрался до полка. Как же радостно было видеть знакомые лица! Войсковую часть за это время вывели с передовой во второй эшелон для пополнения. А начальник штаба назначил вернувшегося взводного командиром роты.

А потом город Нейсе и река с таким же названием. И снова переправа с взрывами от снарядов и авиабомб, поднимаются комья земли, а вода в реке, словно кипит. И снова марш, и продвигались в сторону Праги.

Из воспоминаний Вениамина Карповича; «Смертельно уставшие, с короткими привалами, шли и созерцали картину разрушений, видели серые колонны немецких военнопленных и мирное население со слезами на глазах и радостью — наконец-то закончился ад! Танки со звёздами на броне шли колоннами, ревели моторы, демонстрируя мощь. Русские солдаты, обросшие и обветренные, в выцветавшем обмундировании вдруг стали родными, любимыми. Вот они защитники, сломавшие хребет гитлеризму! Мы шли и видели измученные исхудалые лица освобождённых из концлагерей пленных. Одни глаза и кожа. «Господи, во что превратили людей?! Изверги, нелюди! — кипело в душах советских солдат и офицеров».

Победа!

 А в один из майских дней дивизия поротно и побатальонно замерла в построенных рядах, и командование объявило о подписании акта безоговорочной капитуляции Германии.

Что тут началось! Восторг, сопровождаемый радостными криками, салютом стрельбой из автоматов, винтовок и ракетниц, смех, слёзы, обнимания друг с другом; откуда-то взялась трёхрядка, гармонист лихо разводил меха, нажимал на клавиши, извлекая задорную музыку, некоторые пустились в пляс. Неистовое торжество!

 Вениамин Карпович в 1947 году вернулся в Новосибирск и поныне в «бою», но творческом. Не забросил своё любимое дело — пишет картины. На них изображает ту военную жизнь, которую видел и сам пережил. В Сибирской мемориальной картинной галерее, что находится в доме № 16 на Красном Проспекте, и названная в честь В. К. Чебанова, более пятидесяти его холстов. И среди них шедевр — картина-диорама отображающая битву за освобождение города Белый силами 150-й сибирской сталинской дивизии.

Ныне члену Союза художников СССР, заслуженному художнику России Вениамину Карповичу Чебанову 94 года. Пожелаем ему бодрости, и чтобы она помогала ему творить и радовать нас своими новыми работами.

Александр МИНЧЕНКОВ,

сибирский писатель  

Очерк представлен автором на Сибирский литературный конкурс, до этого был опубликован в областной газете «Советская Сибирь» №3 15 января 2020 г. стр.11.

ПЕРЕДВИЖНАЯ ВЫСТАВКА  КАРТИН  НАРОДНОГО  ХУДОЖНИКА

  РОССИИ  ВЕНИАМИНА  КАРПОВИЧА ЧЕБАНОВА  ДВЕ НЕДЕЛИ  РАБОТАЛА

В ЧАНОВСКОМ РАЙОНЕ

 В   р. п.  Чаны  побывала  передвижная  выставка  картин  Народного  художника  России,  нашего  земляка – новосибирца  Вениамина  Карповича  Чебанова. Выдающийся  живописец  посвятил  свой  талант  созданию  «галереи  Правды»  о  Великой  Отечественной  войне  1941 -1945  г.г.  И  это  не  случайно! 

Сам  художник  был  не  просто  свидетелем,  но  и  непосредственным  участником  тех  событий.  Он  был  ранен  в  боях,  имеет  высокие  боевые  награды  Родины.  Но  самое  важное  в  его  судьбе  то,  что  острые  незабываемые  впечатления,  вынесенные  из  событий  военных  лет,  стали  ведущей  темой  его  творчества.

   В  Чановский  район  передвижная  выставка,  посвящённая  75-летию  Великой  Победы,  прибыла  в  комплекте  двадцати  пяти  работ.  Первыми  зрителями  стали  активисты  ветеранского  движения  района.  В  торжественном  открытии  выставки  принял  участие  первый  заместитель главы  района  Р. С.  Ибрагимов.

   Правда  фронтовой  жизни,  запечатлённая  художником,  яркие  убедительные  образы  советских  солдат,  острые  увлекательные  сюжеты  картин,  оставили  неизгладимые  впечатления  в  душах  посетителей  выставки.  Равнодушных  людей среди побывавших  на  выставке  не  было. Работала  передвижная  выставка в  Чановском  районе   в   течение  двух  недель.

                                                                        Валерий  Коробов,  председатель

                                                               Совета  ветеранов  Чановского  района.  

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *