WP_Post::__set_state(array( 'ID' => 57369, 'post_author' => '1', 'post_date' => '2024-04-17 21:45:22', 'post_date_gmt' => '2024-04-17 14:45:22', 'post_content' => '

АНАТОЛИЙ СТЕПАНОВИЧ БЕЗРУКОВ – ОДИН ИЗ САМЫХ УВАЖАЕМЫХ ВЕТЕРАНОВ БАРАБИНСКОГО ЛОКОМОТИВНОГО ДЕПО. ЗДЕСЬ ЕГО ЗНАЕТ КАЖДЫЙ, ВЕДЬ В СВОЕ ВРЕМЯ ПОЧТИ ВСЕ ДЕПОВЦЫ ПРОШЛИ «ШКОЛУ БЕЗРУКОВА». ВОСПИТЫВАЛ АНАТОЛИЙ СТЕПАНОВИЧ И БЕСЕДОЙ, И ТРУДОМ, И ЛИЧНЫМ ПРИМЕРОМ. РАССКАЗЫВАЛ ПАРЕНЬКАМ В ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОМ УЧИЛИЩЕ И ШКОЛЬНИКАМ О СВОЕМ ФРОНТОВОМ ПУТИ, О СОЛДАТСКОМ ТОВАРИЩЕСТВЕ, О ТОМ, КАК ПРОСТЫЕ ПАРНИ СТАНОВЯТСЯ ГЕРОЯМИ.

С локомотивным депо Анатолий Безруков связал свою судьбу в первые недели войны. Отца, работника местной дистанции гражданских сооружений, призвали на фронт в июне 1941 года. 17-летний юноша в то время учился в железнодорожном училище. В одночасье он стал главой семьи, а потому оставил учебу и устроился в депо слесарем по ремонту паровозов.

В мае 1942-го Анатолию исполнилось восемнадцать, и через три месяца он получил повестку из райвоенкомата. Большую группу новобранцев-барабинцев направили в Юргу, где в то время располагались летние лагеря Новосибирского военно-пехотного училища. Однако закончить учебу Безрукову не удалось: в связи со сложной обстановкой на фронтах по приказу Верховного Главнокомандующего курсантам военных училищ присвоили сержантские звания и без сдачи экзаменов направили на передовую.

Анатолий Безруков попал в артиллерийский полк, с которым прошел всю войну. Воевал разведчиком при штабе полка.

– Задача была – наблюдать, – говорит ветеран. – Новобранцам пояснили, что справа и слева примерно на расстоянии километра находится еще один такой же наблюдательный пункт. Обучили ориентироваться на местности и грамотно пользоваться стереотрубой. Пояснили, что делать, если заметишь, к примеру, вражеского снайпера или передвижение противника: «Засекаете, вызываете по телефону напарника и сообщаете: «Ориентир такой-то…».

Тут же на наблюдательном пункте имелся самодельный столик, на нем тетрадь с записями и импровизированный светильник, чтобы подсвечивать в ночное время. Все, что увидишь, надо было точно фиксировать в этой тетради.

Во взводе было шесть человек, четверо из них считались «старичками» – воевали больше года. Они приняли Анатолия Безрукова хорошо, помогли обустроиться, делились боевым опытом и знаниями. Один из этих бойцов по гражданской специальности был топографом. Он учил своих товарищей читать карты, каждую черточку, каждую цифру понимать. Знания эти разведчикам очень пригодились.

Огневые точки противника и передвижение врага засекали часто. Комполка приходил, проверял записи наблюдателей. Тут же вызывал по телефону командира дивизиона или батареи, те делали пристрелку: один-два снаряда. Во время артподготовки уже хорошо ударяли по этой точке.

Свою первую награду Анатолий Степанович получил на Смоленщине в 1943 году. Как-то в одном из освобожденных сел, сожженных до основания фашистами, Безрукову и его товарищам не досталось оборудованного наблюдательного пункта. Командир сказал: ищите, мол, самую высокую сосну и на ней оборудуйте себе наблюдательный пункт.

– Приказ есть приказ! Нашли такую сосну, залезли, трубу поставили, телефон протянули. А чтобы было где прятаться во время обстрела, затащили наверх большую бочку и стали дежурить, – вспоминает Анатолий Степанович. – Первый продежурил – все нормально, а второго ранило – осколки кучно попали в бочку. Он кое-как сполз оттуда…

Но данные, полученные разведчиками, помогли артиллеристам уничтожить врага. За это Безруков получил из рук командира медаль «За отвагу».

А эпизод о том, за какой подвиг Анатолия Степановича представили к награждению орденом Славы 3-й степени, описан в одной из глав книги «История одной награды», подготовленной журналистами «Транссиба» и вышедшей на железной дороге к 70-летию Великой Победы.

– После взятия Смоленска осенью 1943 года наши войска двигались дальше на запад, – рассказывает Анатолий Безруков. – Путь пролегал через несколько поселков.

Это была «дорога смерти»: от некогда жилых поселений остались только обгоревшие головешки да торчащие из земли остовы каменных домов. От былых сел и деревень остался лишь дым. Гитлеровцы ничего не щадили.

Перед одним из таких поселков наши войска остановились. Пехота, что шла впереди, залегла. Командир артиллерийского полка поставил перед своими разведчиками непростую задачу – узнать, что стало причиной остановки.

– Сложно описать, что я тогда испытал, – продолжает рассказ ветеран. – В то время в разведке я был уже несколько месяцев, пообвыкся, так сказать, узнал секреты этой нелегкой и опасной ратной профессии. Но тут – такая ответственность! Аж в пот бросило! Все стоят: пехота, артиллерия, танки. На нас надеются. Хоть погибай, но иди – узнавай, что происходит.

Вместе с командиром взвода – молоденьким лейтенантом, и месяца не прошло, как выпустился он из артиллерийского училища – и еще двумя разведчиками мы стали издалека осматривать поселок. Было ясно, что угроза исходит оттуда. Ничего не обнаружив, приняли решение подобраться ближе, туда, где залегла пехота. Правда, и время, и место для подобных маневров были не самые удачные. На небе – ни облачка, видимость отличная. Деревья по пальцам пересчитать можно, лишь изредка попадался кустарник. Если фашисты начнут стрелять, то и спрятаться негде.

Не успели разведчики приблизиться к цели, как их окружили земляные фонтанчики. Это немцы открыли огонь. Лавируя между редким кустарником, бойцам чудом удалось добраться до канавы, в которой укрылась пехотная рота. Этот природный «окоп», по которому протекал ручей, был здесь как нельзя кстати.

Выстрелы не утихали. Земля вздымалась тут и там. Голову из канавы не высунуть. Однако следовало выяснить, откуда именно ведется стрельба.

– Мы решили воспользоваться старым проверенным приемом. Заняв позиции в разных местах «окопа», через определенный период времени поднимали над головой каски. Немцы тут же открывали по ним огонь. По выстрелам командир взвода вычислил местонахождение фашистов. Они засели на чердаке школы – единственном уцелевшем здании в поселке, – рассказывает Безруков.

Ценную информацию следовало передать командиру полка. Первым из «окопа» высунулся лейтенант. Это, кстати, было его первое боевое задание.

– Ох! – издал он глухой крик, и его ослабшее тело повалилось на землю.

Немецкая пуля попала ему в шею. Парень истекал кровью. Ранение было тяжелым, медлить нельзя. Разведчики сделали вторую попытку. Нашли место, где кустарник был погуще. Двинулись вперед. Пули свистели буквально в сантиметрах от них, и они были беззащитны под этим свинцовым градом. Каждый преодоленный метр давался очень непросто.

Каким-то непостижимым образом Безрукову и его товарищам удалось преодолеть эти полкилометра без потерь. Наконец, они в расположении своей части, передали раненного лейтенанта санитарам, доложили об итогах разведки.

Когда командир полка получил данные, по злосчастной школе было произведено несколько артиллерийских выстрелов. Губительный огонь снайперов по нашей пехоте прекратился. Войска продолжили наступление. Вскоре на груди Анатолия Безрукова засиял орден Славы.

Потом во фронтовой биографии Анатолия Степановича было освобождение Украины, Белоруссии, Польши. Великую Победу встретил в Берлине. И даже расписался на рейхстаге.

– Не поверите, на стенах трудно было свободное местечко найти, чтобы свою подпись оставить, – говорит Анатолий Степанович. – Но мы повыше забрались, и я написал: «Новосибирск. Безруков».

Домой, в Барабинск, фронтовик вернулся только в 1947 году. Сразу же пришел в родное депо. Немного поработал слесарем в электроцехе, и вскоре его назначили бригадиром автоматической локомотивной сигнализации непрерывного типа и автостопов. В этой должности Анатолий Степанович проработал три с половиной десятка лет – вплоть до ухода на заслуженный отдых в 1984 году. Многие годы он возглавлял деповской комитет по работе с молодежью, был членом общественного совета депо по кадрам, председателем товарищеского суда предприятия. Для молодежи всегда был наставником – не одно поколение деповцев воспитал.

В 2005 году Анатолий Безруков стал участником парада в Москве, посвященного 60-летию Великой Победы.
Максим Михайлов

Источник: https://gudok.ru/zdr/180/?ID=1333473

', 'post_title' => 'Анатолию Степановичу Безрукову - 05.05.1924 - исполнится 100 лет / Рассказ о его подвиге : Как становятся Героями!', 'post_excerpt' => '', 'post_status' => 'publish', 'comment_status' => 'open', 'ping_status' => 'closed', 'post_password' => '', 'post_name' => 'anatoliyu-stepanovichu-bezrukovu-05-05-1924-ispolnitsya-100-let-rasskaz-o-ego-podvige-kak-stanovyatsya-geroyami', 'to_ping' => '', 'pinged' => '', 'post_modified' => '2024-04-17 21:47:32', 'post_modified_gmt' => '2024-04-17 14:47:32', 'post_content_filtered' => '', 'post_parent' => 0, 'guid' => 'https://27272.ru/anatoliyu-stepanovichu-bezrukovu-05-05-1924-ispolnitsya-100-let-rasskaz-o-ego-podvige-kak-stanovyatsya-geroyami/', 'menu_order' => 0, 'post_type' => 'post', 'post_mime_type' => '', 'comment_count' => '0', 'filter' => 'raw', ))

Новосибирская областная общественная организация ветеранов (пенсионеров) войны, труда, вооруженных сил и правоохранительных органов (Областной совет ветеранов)

Общественно-информационный портал
17 апреля 2024 Просмотров: 85 Комментарии: 0
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Размер шрифта: AAAA

Анатолию Степановичу Безрукову – 05.05.1924 – исполнится 100 лет / Рассказ о его подвиге : Как становятся Героями!

АНАТОЛИЙ СТЕПАНОВИЧ БЕЗРУКОВ – ОДИН ИЗ САМЫХ УВАЖАЕМЫХ ВЕТЕРАНОВ БАРАБИНСКОГО ЛОКОМОТИВНОГО ДЕПО. ЗДЕСЬ ЕГО ЗНАЕТ КАЖДЫЙ, ВЕДЬ В СВОЕ ВРЕМЯ ПОЧТИ ВСЕ ДЕПОВЦЫ ПРОШЛИ «ШКОЛУ БЕЗРУКОВА». ВОСПИТЫВАЛ АНАТОЛИЙ СТЕПАНОВИЧ И БЕСЕДОЙ, И ТРУДОМ, И ЛИЧНЫМ ПРИМЕРОМ. РАССКАЗЫВАЛ ПАРЕНЬКАМ В ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОМ УЧИЛИЩЕ И ШКОЛЬНИКАМ О СВОЕМ ФРОНТОВОМ ПУТИ, О СОЛДАТСКОМ ТОВАРИЩЕСТВЕ, О ТОМ, КАК ПРОСТЫЕ ПАРНИ СТАНОВЯТСЯ ГЕРОЯМИ.

С локомотивным депо Анатолий Безруков связал свою судьбу в первые недели войны. Отца, работника местной дистанции гражданских сооружений, призвали на фронт в июне 1941 года. 17-летний юноша в то время учился в железнодорожном училище. В одночасье он стал главой семьи, а потому оставил учебу и устроился в депо слесарем по ремонту паровозов.

В мае 1942-го Анатолию исполнилось восемнадцать, и через три месяца он получил повестку из райвоенкомата. Большую группу новобранцев-барабинцев направили в Юргу, где в то время располагались летние лагеря Новосибирского военно-пехотного училища. Однако закончить учебу Безрукову не удалось: в связи со сложной обстановкой на фронтах по приказу Верховного Главнокомандующего курсантам военных училищ присвоили сержантские звания и без сдачи экзаменов направили на передовую.

Анатолий Безруков попал в артиллерийский полк, с которым прошел всю войну. Воевал разведчиком при штабе полка.

– Задача была – наблюдать, – говорит ветеран. – Новобранцам пояснили, что справа и слева примерно на расстоянии километра находится еще один такой же наблюдательный пункт. Обучили ориентироваться на местности и грамотно пользоваться стереотрубой. Пояснили, что делать, если заметишь, к примеру, вражеского снайпера или передвижение противника: «Засекаете, вызываете по телефону напарника и сообщаете: «Ориентир такой-то…».

Тут же на наблюдательном пункте имелся самодельный столик, на нем тетрадь с записями и импровизированный светильник, чтобы подсвечивать в ночное время. Все, что увидишь, надо было точно фиксировать в этой тетради.

Во взводе было шесть человек, четверо из них считались «старичками» – воевали больше года. Они приняли Анатолия Безрукова хорошо, помогли обустроиться, делились боевым опытом и знаниями. Один из этих бойцов по гражданской специальности был топографом. Он учил своих товарищей читать карты, каждую черточку, каждую цифру понимать. Знания эти разведчикам очень пригодились.

Огневые точки противника и передвижение врага засекали часто. Комполка приходил, проверял записи наблюдателей. Тут же вызывал по телефону командира дивизиона или батареи, те делали пристрелку: один-два снаряда. Во время артподготовки уже хорошо ударяли по этой точке.

Свою первую награду Анатолий Степанович получил на Смоленщине в 1943 году. Как-то в одном из освобожденных сел, сожженных до основания фашистами, Безрукову и его товарищам не досталось оборудованного наблюдательного пункта. Командир сказал: ищите, мол, самую высокую сосну и на ней оборудуйте себе наблюдательный пункт.

– Приказ есть приказ! Нашли такую сосну, залезли, трубу поставили, телефон протянули. А чтобы было где прятаться во время обстрела, затащили наверх большую бочку и стали дежурить, – вспоминает Анатолий Степанович. – Первый продежурил – все нормально, а второго ранило – осколки кучно попали в бочку. Он кое-как сполз оттуда…

Но данные, полученные разведчиками, помогли артиллеристам уничтожить врага. За это Безруков получил из рук командира медаль «За отвагу».

А эпизод о том, за какой подвиг Анатолия Степановича представили к награждению орденом Славы 3-й степени, описан в одной из глав книги «История одной награды», подготовленной журналистами «Транссиба» и вышедшей на железной дороге к 70-летию Великой Победы.

– После взятия Смоленска осенью 1943 года наши войска двигались дальше на запад, – рассказывает Анатолий Безруков. – Путь пролегал через несколько поселков.

Это была «дорога смерти»: от некогда жилых поселений остались только обгоревшие головешки да торчащие из земли остовы каменных домов. От былых сел и деревень остался лишь дым. Гитлеровцы ничего не щадили.

Перед одним из таких поселков наши войска остановились. Пехота, что шла впереди, залегла. Командир артиллерийского полка поставил перед своими разведчиками непростую задачу – узнать, что стало причиной остановки.

– Сложно описать, что я тогда испытал, – продолжает рассказ ветеран. – В то время в разведке я был уже несколько месяцев, пообвыкся, так сказать, узнал секреты этой нелегкой и опасной ратной профессии. Но тут – такая ответственность! Аж в пот бросило! Все стоят: пехота, артиллерия, танки. На нас надеются. Хоть погибай, но иди – узнавай, что происходит.

Вместе с командиром взвода – молоденьким лейтенантом, и месяца не прошло, как выпустился он из артиллерийского училища – и еще двумя разведчиками мы стали издалека осматривать поселок. Было ясно, что угроза исходит оттуда. Ничего не обнаружив, приняли решение подобраться ближе, туда, где залегла пехота. Правда, и время, и место для подобных маневров были не самые удачные. На небе – ни облачка, видимость отличная. Деревья по пальцам пересчитать можно, лишь изредка попадался кустарник. Если фашисты начнут стрелять, то и спрятаться негде.

Не успели разведчики приблизиться к цели, как их окружили земляные фонтанчики. Это немцы открыли огонь. Лавируя между редким кустарником, бойцам чудом удалось добраться до канавы, в которой укрылась пехотная рота. Этот природный «окоп», по которому протекал ручей, был здесь как нельзя кстати.

Выстрелы не утихали. Земля вздымалась тут и там. Голову из канавы не высунуть. Однако следовало выяснить, откуда именно ведется стрельба.

– Мы решили воспользоваться старым проверенным приемом. Заняв позиции в разных местах «окопа», через определенный период времени поднимали над головой каски. Немцы тут же открывали по ним огонь. По выстрелам командир взвода вычислил местонахождение фашистов. Они засели на чердаке школы – единственном уцелевшем здании в поселке, – рассказывает Безруков.

Ценную информацию следовало передать командиру полка. Первым из «окопа» высунулся лейтенант. Это, кстати, было его первое боевое задание.

– Ох! – издал он глухой крик, и его ослабшее тело повалилось на землю.

Немецкая пуля попала ему в шею. Парень истекал кровью. Ранение было тяжелым, медлить нельзя. Разведчики сделали вторую попытку. Нашли место, где кустарник был погуще. Двинулись вперед. Пули свистели буквально в сантиметрах от них, и они были беззащитны под этим свинцовым градом. Каждый преодоленный метр давался очень непросто.

Каким-то непостижимым образом Безрукову и его товарищам удалось преодолеть эти полкилометра без потерь. Наконец, они в расположении своей части, передали раненного лейтенанта санитарам, доложили об итогах разведки.

Когда командир полка получил данные, по злосчастной школе было произведено несколько артиллерийских выстрелов. Губительный огонь снайперов по нашей пехоте прекратился. Войска продолжили наступление. Вскоре на груди Анатолия Безрукова засиял орден Славы.

Потом во фронтовой биографии Анатолия Степановича было освобождение Украины, Белоруссии, Польши. Великую Победу встретил в Берлине. И даже расписался на рейхстаге.

– Не поверите, на стенах трудно было свободное местечко найти, чтобы свою подпись оставить, – говорит Анатолий Степанович. – Но мы повыше забрались, и я написал: «Новосибирск. Безруков».

Домой, в Барабинск, фронтовик вернулся только в 1947 году. Сразу же пришел в родное депо. Немного поработал слесарем в электроцехе, и вскоре его назначили бригадиром автоматической локомотивной сигнализации непрерывного типа и автостопов. В этой должности Анатолий Степанович проработал три с половиной десятка лет – вплоть до ухода на заслуженный отдых в 1984 году. Многие годы он возглавлял деповской комитет по работе с молодежью, был членом общественного совета депо по кадрам, председателем товарищеского суда предприятия. Для молодежи всегда был наставником – не одно поколение деповцев воспитал.

В 2005 году Анатолий Безруков стал участником парада в Москве, посвященного 60-летию Великой Победы.
Максим Михайлов

Источник: https://gudok.ru/zdr/180/?ID=1333473

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *