Новосибирская областная общественная организация ветеранов-пенсионеров войны, труда, военной службы и правоохранительных органов (Областной совет ветеранов)

Общественно-информационный портал
05 апреля 2021 Просмотров: 96 Комментарии: 0
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Размер шрифта: AAAA

ЖУРНАЛИСТ И ПОЭТ АЛЕКСАНДР ВЕРИН ОПУБЛИКОВАЛ В ГАЗЕТЕ «ЧЕСТНОЕ СЛОВО» СТАТЬЮ О ВОЕННОМ ИСТОРИКЕ ЮРИИ АРКАДЬЕВИЧЕ ФАБРИКЕ

     Как-то в начале 60-х мы, колыванские подростки, гоняли на улице футбол. В то время улицы поселка не были закатаны в асфальт, а буйно зеленели, поскольку машин было мало. И вот возле нашей ватаги останавливается легковушка, из неё выходит молодой человек и спрашивает: «Ребята, подскажите, где Фабрика живёт?». «Может, вам фабрика нужна?», – спрашиваем. Так тогда называли комбинат бытового обслуживания из-за фабрики плетёных изделий (до революции изделия из колыванской лозы пользовались большим спросом южных здравниц). «Да нет, мы ищем Фабрику, Юрия Аркадьевича, его послали к вам в школу работать».

     Увы, ничем помочь приезжим мы не могли: никто из нас ещё не встречался с таким учителем в школе. Но тогда меня удивила уверенность спрашивающего в том, что любой колыванский пацан просто обязан знать этого Юрия Аркадьевича. Как показала дальнейшая жизнь, эта уверенность имела основание, потому что сегодня даже в полуторамиллионном Новосибирске имя Фабрики знают многие.

Прав поэт Расул Гамзатов:
«Если ты выстрелишь в прошлое
из пистолета, будущее выстрелит
 в тебя из пушки»
.

 

 

        И многие в день  его 80-летия, которое будет торжественно отмечаться в Доме офицеров 2 апреля, с удовольствием присоединятся к добрым словам, которые будут сказаны в адрес юбиляра. Ведь за 29 лет, которые он отдал Музею боевой славы воинов-сибиряков, сотни тысяч молодых юношей и девушек слушали замечательные рассказы о героических наших предках из уст старшего научного сотрудника Юрия Фабрики. А всего из своих 80 лет 64 года он отдал воспитанию патриотов. Потому что тот душевный огонь, что горит в нём, непременно зажигает сердца его слушателей и читателей.

      Родился Юра как раз накануне войны в донецкой Горловке, в семье учителей. Отец, Аркадий Иванович, преподавал историю, мама, Антонина Викторовна – русский язык и литературу. После освобождения Украины от фашистов смышлёного и начитанного мальчика отдали в школу – в шесть лет. В классе он был самым маленьким, потому что все остальные мальчишки были старше на два, а то и три года. Из послевоенного времени он запомнил год 1954-й. Семиклассников стали готовить к приёму в комсомол. Ради такого случая наш герой приписал себе год и тоже подал заявление о приёме. А как иначе? Весь класс станет комсомольцами, как Павка Корчагин и Олег Кошевой, как Люба Шевцова и Ульяна Громова, а он, потомок комсомольцев ударных 30-х, останется всего лишь пионером?

    Сейчас, когда страна живёт без идеологии вообще, те чувства, которые терзали душу подростка тогда, трудно даже представить. Но в те годы дети победителей фашизма мечтали поскорее вырасти, чтобы приносить Родине пользу, строить самое прекрасное общество будущего – коммунизм. Юра так усердно готовился к вступлению в ВЛКСМ, что выучил устав наизусть, чем и поразил всех на заседании бюро райкома комсомола. «Ни за что и никогда не расстанусь с комсомольским билетом», – решил паренёк и попросил маму пришить на внутренней стороне курточки для билета специальный карман с застежкой-молнией. Уже тогда Фабрика выделялся среди сверстников активностью и трудолюбием. Немудрено, что одноклассники избрали его своим комсоргом, а заодно и редактором классной стенной газеты и членом редколлегии школьной.

      Окончив школу, подросток пошёл зарабатывать стаж на одну из шахт Горловки. Но вскоре семья переехала в Новосибирскую область, в Коченёвский район. Здесь Юра успел поработать перед поступлением в пединститут заведующим клубом. А на третьем курсе историко-филологического факультета Новосибирского государственного педагогического института ректорат и комитет комсомола доверили ему руководство студенческой вечерней школой работающей молодежи на химическом заводе. В подчинении у нашего директора также были преподаватели из студентов разных факультетов.

     И вот в 1963 году вместе с молодой женой Нелей, родом из Кыштовки, кстати, тоже из учительской семьи, Юра Фабрика, который вместе с дипломом получил и на веки вечные отчество, распределяется в Колывань, учителем истории и воспитателем в школу-интернат. Здесь, по его собственному заверению, ему предстояло прожить лучшие годы жизни, здесь у них с Нелей Александровной родятся прелестные дочки Оксана и Александра, и здесь произойдет его становление как учителя, комсомольского и партийного работника. Здесь он обретёт друзей, познакомится с замечательными людьми. Да, активной и деятельной натуре Ю. А. Фабрики тихая, почти пасторальная Колывань, конечно же, была мала, но всё же, вопреки известному выражению о «мерзости деревенской жизни», он нашёл себе дело по душе. И не случайно с тех пор считает Колывань своей малой родиной.

   В 1963 году я как раз окончил восемь классов – занимались мы в отремонтированном здании дореволюционной гимназии. А в 9-й класс пошли в только что построенное новое здание на улице Советской. Директором школы, переименованной в среднюю школу № 1, был назначен Григорий Михайлович Галушко, работавший замом в школе-интернате. Вот он-то и перетянул за собою Юрия Аркадьевича.

       Сказать, что молодой учитель нам сразу понравился, – значит, ничего не сказать. В преподавание и без того интересной науки истории он внёс свой характер, какую-то страсть даже. Не случайно все девчонки-старшеклассницы тут же повлюблялись в кудрявого красавца. Он быстро начал создавать в школе исторический музей, заразив этим многих. Не ошибусь, если скажу, что это его пример подтолкнул директора музыкальной школы, историка-любителя В.С.Гордиенко к созданию районного музея, ставшего профессиональным. Заметив мою увлечённость историей, Юрий Аркадьевич начал приносить мне новые книги по истории. Ниспровергателя Сталина взбалмошного авантюриста Хрущёва свергли на Октябрьском пленуме, но запущенный им процесс так называемой «оттепели» продолжался. Юра приходил на урок со стопкой книг, из которых я узнавал много нового, недоступного рядовому читателю, как, к примеру, о попытке буржуазного переворота в Венгрии в 1956 году, который был вызван протестными настроениями изначально в среде студенчества и пишущей интеллигенции.

    Я читал описание зверств бывших членов венгерской фашистской партии «Скрещенные стрелы» и агентов западных разведок над коммунистами и просоветски настроенными гражданами, но тогда даже в кошмарном сне ни я, ни мой учитель не могли представить, что через 27 лет такие же трагические события приведут к развалу не только СССР, но и всего социалистического лагеря, что в октябре 1993 года советские танки расстреляют советскую власть. Сегодня многие обвиняют в этом иуд Горбачёва и Ельцина, но начало развалу Советского Союза, на мой взгляд, положил шут гороховый Никита.

      Фабрика сыграл главную роль и в моей журналистской карьере. Я уже вернулся в родной Омск и родной СибАДИ с Урала, уже почти решился вопрос о моём зачислении в аспирантуру и руководстве факультетом общественных профессий. Но ректор захотел соблюсти формальности: мне нужно было получить добро от Новосибирскавтодора. Но там кадровик отказался дать мне «вольную», хотя вакансии для меня в области не было. И я пришёл к Юре: «Есть ли у тебя знакомые среди колыванских дорожников? Я бы накануне 7 Ноября устроился на любую должность, а после праздника уволился и поехал в институт». Но Юра предложил иное: «У тебя уже пожилые родители. К тому же трудно будет учиться в аспирантуре и вести факультет, где преподаватели все со стороны. А нам в редакцию нужен завотделом писем. Как раз работа по тебе – ты же хорошо пишешь, стихи хорошие».

     Потом я учился у него в партшколе. Много мы общались и когда он возглавлял областное общество «Знание» – частенько я, уже работая на телевидении, ездил с агитпоездом обкома партии по районам. Потом Юра взялся за возрождение сибирского казачества, а это заставило его погрузиться в историю русского воинства и писать книги. Он автор 22-х книг и более 370 статей и публикаций по истории Вооруженных Сил России, Сибирского военного округа, Русской Православной Церкви, Сибирского казачьего войска. Особо хочу отметить выдающийся его вклад в сибирскую культуру – сборник «Пикой, шашкой и ружьем всю Сибирь мы бережем» (песни и марши сибирских казаков), вышедший в свет в 2006 году. Поиск песен и маршей в сибирских и центральных архивах и подготовка их к печати длились семь лет. Так был возвращен к жизни целый пласт сибирской и российской культуры, в силу известных событий едва не исчезнувший из нашей истории.

      Горько наблюдать порою, что современные казаки больше смахивают на ряженых. Хотя вот он – образец для подражания, настоящий воспитатель патриотов, полковник Сибирского казачьего войска, чьё имя занесено в Книгу Почета Сибирского казачьего войска Юрий Аркадьевич Фабрика. Нет, не случайно имя скромного музейного работника и сугубо военного писателя-историка знают даже те, кто не связан с военной темой. В феврале 2021 года он был награждён знаком отличия «За заслуги перед Новосибирской областью».

    Как историк, Юрий Фабрика прекрасно понимает, в отличие от многих власть предержащих, что история Отечества едина и непрерывна, что нельзя её фальсифицировать в угоду политической конъюнктуре. Прав поэт Расул Гамзатов: «Если ты выстрелишь в прошлое из пистолета, будущее выстрелит в тебя из пушки». Поэтому из книги в книгу он повторяет нам как заклинание: «Забвение прошлого никому не служило на пользу. Мы уже однажды утратили было связь времён, когда в 1917 году отреклись от своей тысячелетней истории и, в частности, от всего, что было связано со старой русской армией. Сегодня пожинаем плоды уже нынешних разрушительных акций. Выступая против очернения прошлого, шельмования героев, опошления всего, что для нас было и остаётся содержанием и смыслом жизни, мы не должны допустить и вычеркнуть из нашей памяти и дооктябрьскую историю, и советскую эпоху…Общечеловеческие традиции дореволюционной российской истории и гуманистические идеалы Октября жили и продолжают жить в сознании народа».

Александр ВЕРИН, специально для «ЧС»

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *