Новосибирская областная общественная организация ветеранов-пенсионеров войны, труда, военной службы и правоохранительных органов (Областной совет ветеранов)

Общественно-информационный портал
12 марта 2020 Просмотров: 154 Комментарии: 0
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд
Размер шрифта: AAAA

ФРОНТОВИКУ АРАМУ КРМАДЖЯНУ В СОСТАВЕ ЛЁТНОГО ЭКИПАЖА ДОВЕЛОСЬ ВЫПОЛНЯТЬ БОЕВЫЕ ЗАДАНИЯ В НЕБЕ НАД БЕРЛИНОМ… О ЖИЗНИ И СУДЬБЕ ВЕТЕРАНА РАССКАЗАЛ СИБИРСКИЙ ПИСАТЕЛЬ АЛЕКСАНДР МИНЧЕНКОВ

Ветеран войны –

ровесник «Советской Сибири»

Во время войны школьный учитель Арам Крмаджян стал членом экипажа бомбардировщика. Ему довелось выполнять боевые задания в небе над Берлином…

 В начале пути

Познакомились с Арамом Усиковичем 12 февраля 2020 года, когда член Союза художников России Евгений Назимко передал ветерану подарок к его 100-летию. Любуясь своим портретом, юбиляр произнёс:

— Много на своём веку видел портретов знаменитостей, но никогда не думал, что когда-либо изобразят меня, я ж не знаменитость. Это ж труд! Подарок очень ценный…

Кстати, Назимко написал немало портретов фронтовиков. В настоящее время он продолжает эту работу и готовит альбом, посвящённый воинам-сибирякам. Книга будет издана при поддержке Виктора Васильевича Леонова — председателя Новосибирского областного Совета ветеранов…

Но вернёмся к юбиляру. В этот  день мы присели и долго беседовали с ним. Затем договорились увидеться ещё, и действительно встречались, и не раз. Он рассказал мне много интересного из своей жизни.   

Арам Усикович армянин, но родом из Грузии. Мечтал быть учителем и стал. Но судьба внесла свои коррективы. Во время срочной армейской службы его направили в школу воздушных стрелков-радистов в Иваново. Через четыре месяца он получил звание сержанта и продолжил службу на станции Идрица Калининской области. Во время тренировочных полётов на боевых самолётах СБ-2 думал о своей гражданской профессии: «Отслужу, вернусь в село и буду учительствовать».

Прерванный отпуск

Военнослужащим авиационных подразделений раз в год полагался отпуск. 5 июня 1941 года такой отпуск предоставили Крмаджяну. Командир, зная, что он женат и у него родился год назад сын, сказал: «Езжай домой, повидайся с родными». Через пять дней сержант был уже дома. Обнял жену, сына, близких.

Село в глуши, ни радио, ни газет. Отец побывал по делам в райцентре и привёз горькую новость: «Слышал я объявление по радио: Германия напала на Советский Союз. Приказано всем военнослужащим, что в отпусках и командировках, срочно вернуться в свои воинские части. А посему поспешай…» — грустно промолвил Усик Степанович своему сыну. На следующий день Арам простился с родными и уехал.  

Но быстро добраться до своей части не удалось. На станции Великие Луки Арам отстал от поезда, который отправили раньше времени из-за бомбёжки. Комендант пообещал посадить в ближайший эшелон. Пока ждал, на вокзале встретил офицера из своей части, и тот сообщил: «Наш аэродром разбомбили. Уцелевшие самолёты и личный состав распределяют в разные авиаполки, кого куда…»

На станции Сасово в Рязанской области авиаторов привлекли к строительству аэродрома. Вместе с ними трудились и женщины. Всё приходилось делать вручную — таскать валуны, перемещать грунт.  Лопаты, кирки, ломы и тачки — вот и вся механизация. Потом была Чувашия и опять земляные работы, а ещё установка бомбодержателей на самолёты По-2. И снова учёба на стрелка-радиста и штурмана — сначала в Казани, а затем в харьковском лётном училище, эвакуированном в Узбекистан. «Да сколько можно учить тому, чему уже научили? Когда же на фронт?» — возмущался Крмаджян.

На фронте

В июне 1944 года Крмаджян закончил школу в Коканде в звании младшего лейтенанта и получил назначение на 1-й Белорусский фронт в качестве начальника связи эскадрильи, стрелка-радиста бомбардировщика Пе-2 128-го авиаполка 241-й авиационной дивизии 3-го бомбардировочного корпуса.

Арам попал в эскадрилью, которой командовал Александр Сарыгин из Болотнинского района Новосибирской области. Сибиряк умел при бомбардировании пикировать под углом восемьдесят градусов, нанося точные удары по целям. Вместе с ним Крмаджян участвовал в операции «Багратион» — правда, был в другом экипаже. Вместе с командиром Арам летал лишь на тренировочных полётах.  

— Герой Советского Союза Александр Васильевич Сарыгин был замечательным и смелым человеком, — сказал Арам Усикович. — Жаль, что прожил он мало, всего сорок лет. 

Памятны ветерану боевые вылеты во время наступательных операций «Багратион», Висло-Одерской и Берлинской. Бои, что наземные, что воздушные, шли ожесточённые и кровопролитные. Если на земле погибали бойцы, а с ними танки и орудия, то в воздухе гибли лётчики и самолёты.

 — С середины апреля 1945 года ни днём, ни ночью покоя не было, число вылетов возросло, — вспоминает Арам Крмаджян. — Все чувствовали: скоро конец нацистам. Каждый воин хотел выжить, жаждал увидеть победу, но и ненависть переполняла всех, и поэтому рвались в бой.

Над Берлином

 Особо запомнилось Араму Усиковичу 27 апреля 1945 года. Тот день был пасмурным, с низкой облачностью, что вынуждало совершать полёты на малых высотах при плотном вражеском огне.

 — Летали над Берлином — выполняли приказ командования удерживать воздушное пространство, не дать Гитлеру и его окружению покинуть город, — рассказывает ветеран. — Бомбили немецкий аэродром и парк Тиргантен, где были сосредоточены немецкие резервы. Вражеское прикрытие было плотное — сплошной заградительный огонь из зениток и иных средств вооружений. Пространство вокруг рассекали пули и осколки взрывных мин. Фашисты остервенело защищали своё логово. Небо решетили на совесть, не жалея боеприпасов.  

Самолёт, на котором находился Крмаджян, получил более тридцати пробоин, задымил правый двигатель. Появились два «фокке-вульфа» — это ж удача, можно добить русский самолёт. Но два советских истребителя вынырнули из облаков и отогнали немецкие машины. А самолёт объяло пламенем: горела правая плоскость, затем воспламенилась часть фюзеляжа, огонь перекинулся на левое крыло. Командир решил дотянуть до аэродрома. Он кричал в микрофон: «Арам, держи устойчивую связь! В ней наше спасение!..» Ничего не видно, всё заволокло дымом, да ещё низкая облачность. Помогли команды наземных служб по радио, самолёт удалось посадить с первого захода. Только экипаж покинул машину, как она взорвалась. Спаслись!..

Это был последний боевой вылет Крмаджяна. О капитуляции гитлеровцев объявили через десять дней.

А жизнь продолжалась

После войны Арама Усиковича оставили служить в Германии. Там он пробыл до 1949 года. Затем его перевели в училище города Энгельс на должность начальника связи эскадрильи, летавшей на военных самолётах Ту-2. В семье уже подрастали не только сын, но и дочь.

Крмаджян заочно отучился в Военно-воздушной академии и окончил её в 1955 году. И тут начались бесконечные переезды, служба в разных регионах:  Тамбов, Воронежская область, Павлодар.

В 1959 году, согласно очередному назначению, прибыл в Новосибирск, в штаб авиации Сибирского военного округа, где ему поручили курировать земное обеспечение самолётовождения. Через год Арама Усиковича перевели в организованную здесь военную часть особого назначения, располагавшую бомбардировщиками дальнего действия. Подполковник Крмаджян стал начальником штаба этой части. Работа новая, интересная, но и весьма ответственная, всё-таки на вооружении части находились новейшие ракеты того времени.

В апреле 1961 года — неожиданная командировка. В Казахстане ожидалось приземление первого космонавта Юрия Гагарина, побывавшего на орбите на ракете «Восток». Крмаджян и его коллеги базировались на двух самолётах в Омске и были готовы вылететь в нужный район и в любой момент. Арам Усикович по специальной связи слушал сигналы радиомаяка космического аппарата. Необычная миссия, волнующая. Надо же, человек облетел земной шар и видел нашу планету с высоты 327 километров!

После демобилизации в 1968 году наш герой уехал на родину. Жил, трудился… Но, видать, прикипел душой к Сибири за почти десять лет службы здесь. В 1997 году Арам Усикович с семьёй вернулся в Новосибирск. Где и проживает по сей день. Здесь у него сын, внучка и правнук, он с ними часто видится.

У полковника в отставке Арама Усиковича Крмаджяна много наград: два ордена Красной Звезды, Орден Отечественной войны II-й степени и более тридцати медалей, в том числе «За боевые заслуги».

Желая быть полезным обществу, ветеран продолжал работать, даже выйдя на заслуженный отдых. Результаты труда и общение с людьми приносили ему радость и удовлетворение. И сегодня Арам Усикович интересуется событиями, происходящими в Новосибирской области, рад гостям. С теплом отзывается о людях, которые ему помогают.

Пожелаем ему здоровья и житейских радостей!

Александр МИНЧЕНКОВ,

сибирский писатель

 

Примечание: настоящий материал, предоставленный автором для нашего сайта, опубликован также в газете «Советская Сибирь» №11 от 11 марта 2020 г.

 

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *